The best show on Earth

Сегодня состоялась первая “сольная” пресс-конференция Трампа. Те, кто не видел или хотя бы не читал транскрипт, много потеряли. NY Post (не путать с Washington Post) сказал, что даже теперь не так обидно, что старейший американский цирк закрывается, есть достойная замена. Ожидалось, что журналисты разорвут Трампа на мелкие кусочки, но он легко доказал, кто в доме хозяин. Он был совершенно раскован, шутил и, что называется, “держал зал”. А аудитория там была далеко не про-трамповская. Возможно, где-то он перегнул палку, а от ответов на какие-то вопросы ушел, но общего впечатления это не испортило. К сожалению, журналисты выглядели достаточно бледно, потому что кроме Майкла Флина и “ужасных русских” их почти ничего не интересовало. Трамп возмущался утечкой конфиденциальной информации и сказал уже успевшую сегодня стать крылатой фразу “The leaks are real, the news are fake”. На уточняющий вопрос корреспондента CNN Джима Акосты он совершенно невозмутимо ответил, что журналисты даже не могут более-менее правдиво интерпретировать слитую им информацию. Джим Акоста заодно попытался пошутить, что он бы не возражал оказаться министром Акостой, потому что это “красиво звучит” – в начале пресс-конференции Трамп объявил нового кандидата на пост министра “труда”, Алекса Акосту. Трамп сказал, что они специально исследовали этот вопрос – и это – две совершенно разные Акосты, даже почти не однофамильцы. Джим Акоста еще отличился тем, что заявил Трампу, что “мы вас не ненавидим” (We don’t hate you). Трамп выразил искреннее возмущение тем, что конфиденциальная информация сливается в промышленных масштабах, и что все уже знают о содержании его бесед с президентом Мексики и премьер-министром Австралии. “В этих беседах ничего такого не было, а если так же будут, например, сливать переговоры по Северной Корее или Ирану?”. Во время комментариев о России, поскольку журналисты никак не могли успокоиться, он сказал, что с Путиным разговаривал два раза – один раз после победы на выборах, а второй – почти сразу после инаугурации, а перед этим ни с кем из России не разговаривал много лет – “мне там не с кем разговаривать”. “Вы же все, видимо, знаете содержание нашей беседы”, пошутил Трамп, намекая на то, что ее, скорее всего, тоже слили. Когда ему стали задавать вопросы про насущные проблемы – типа российского шпионского корабля или Ирана с Северной Кореей, он сказал, что отвечать на эти вопросы не будет – “потому что Иран не должен знать, что мы собираемся делать”. “Значит, вы подтверждаете, что собираетесь что-то предпринять?” – “Я говорю много, но далеко не все, и я знаю, что можно говорить, а что нет”, парировал президент. Было видно, что Трампу нравилась пресс-конференция, как, впрочем, и журналистам – потому что такого раскованного поведения президента они не видели никогда. CNN была заодно под хохот зала переведена из категории “fake news” в “very fake news”. Удивительнее всего было то, что его ставшие привычными обвинения в “Fake News” звучали совершенно не как угрозы, как это представляется, если читать или слушать журналистов, а скорее как некоторое разочарование в качестве журналистики. Мадам, конечно, тоже не была забыта – помимо всего прочего, Трамп напомнил об урановой сделке с Россией, которая была заключена при ее непосредственном участии, а заодно и про “дешевую пластиковую кнопку” с надписью Reset, с которой она приперлась в Россию, и из чего все равно ничего не получилось. Либеральные журналисты, разумеется, напишут возмущенные репортажи, но лучше один раз послушать Трампа, чем посмотреть CNN.

Рекс Тилерсон сегодня тоже отличился – он встречался с Сергеем Лавровым, набежавшие журналисты тут же начали их спрашивать все про того же Майкла Флина, за что были с позором выгнаны, что удивило даже видавшего всякое Лаврова.

Кандидат на место Майкла Флина вице-адмирал Роберт Харвард от поста отказался, по версии канала Fox News, “по семейным обстоятельствам”, а по версии CNN – из-за ужасного, по их мнению, бардака в Белом Доме.

Кроме того, сегодня, по не совсем достоверным данным, Обама (“не к ночи будь помянут”) заглянул в Белый Дом и захотел встретиться с Трампом, в чем ему, к его некоторому удивлению, вылившемуся в жалобное нытье, было отказано.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*