Твитер, бай-бай!

В эпоху соцсетей и смартфонов главными героями и антигероями оказываются не какие-то там абстрактные властители дум, а обычные рядовые программисты, громко называемые «Software Engineers». Project Veritas, подразнив чуть-чуть народ в среду беседой с твитерным программистом, собравшимся по собственной инициативе передать минюсту и ФБР все твиты и сообщения Трампа, на этом не остановился и сегодня опубликовал интервью аж с восемью нынешними и бывшими твитерными программистами, популярно объяснившими, как твитер борется с инакомыслием, редактируя, блокируя и «shadow banning» протрампов и консерваторов, чьи взгляды не совпадают со взглядами этих программистов или их начальников. Shadow banning – это необъявленная блокировка, когда человек участвует в жизни соцсети, но его посты и сообщения никому или почти никому не показываются, и несчастная жертва программистского заговора считает, что от него все отвернулись, потому что никто на его активную деятельность никак не реагирует. Твитер на всякий случай решил не комментировать сегодняшние откровения, опасаясь, видимо, что завтра будет еще хуже, потому что Джеймс ОКифи, основатель Project Veritas, обычно на двух видео не останавливается.

Сенаторша Дайан Файнстайн, опубликовавшая без согласования с начальником сенатской судебной комиссии стенограмму допроса одного из основателей Fusion GPS, сначала заявила, что просто решила это сделать, после чего мгновенно получила от Трампа ставшее чрезвычайно популярным прозвище «Sneaky Dianne», и, видимо, немного расстроившись, бросилась оправдываться, рассказав, что ей пришлось опубликовать этот документ «под давлением», но тут последовали уточняющие вопросы, в результате чего сенаторша опять немного поменяла версию, рассказав, что у нее была очень сильная простуда, вызвавшая временное помутнение рассудка, в результате которого она забыла о табели о рангах, растерялась и случайно выложила этот документ на всеобщее обозрение. Народ, внимательно послушав многочисленные версии Дайан, решил, что она выпила слишком много Робитуссина, и даже придумал термин LUI – Litigation Under Influence – законотворчество под влиянием алкоголя или наркотиков.

Несмотря на старания Дайан, скандал с антитрамповским досье и Fusion GPS продолжает стремительно развиваться, руководители четырех комиссий Сената и Палаты Представителей смогли ознакомиться в специальной комнате с суперсекретными документами, и хотя копировать их было нельзя, но заметки делать разрешалось, и у кое-кого из этих конгрессменов нервы не выдержали, поэтому краткое содержание этих документов достаточно быстро расплескалось, и из них наконец-то выяснилось, что именно досье, подготовленное по заказу и за деньги Мадам и Демпартии, послужило поводом для начала прослушки избирательной кампании Трампа, в чем, собственно, никто и не сомневался, но сегодня это приобрело документальное подтверждение. Люди, приближенные к конгрессменам, ознакомившимся с этими документами, говорят, что это – вершина айсберга, и не сегодня-завтра нам расскажут такие леденящие душу подробности, что борьба твитера с инакомыслием на этом фоне покажется детскими шалостями.

В английском языке есть много разных слов и выражений, и Трамп сегодня, беседуя с конгрессменами, по недомыслию решившими, что они наконец-то достигли соглашения по иммиграционной реформе и Великой Мексиканской Стене, употребил, правда, по не до конца проверенным данным, красивое слово «shithole», описав им Гаити, Сальвадор и некоторые африканские страны, оказавшиеся в первых рядах иммиграционных списков, и хотя использование им не совсем нормативной лексики относилось к состоянию экономики в этих странах, СМИ и конгрессмены в очередной раз очень возбудились и стали кричать, что как он может таким грубым словом называть бедных гаитян, а посол Гаити в США тут же заявил, что Трамп, похоже, плохо проинформирован по поводу состояния дел в этой стране. Пресс-секретарша Трампа попыталась слегка успокоить бурлящий котел вашингтонских корреспондентов, объяснив, что иммиграция должна отвечать в первую очередь американским интересам, а не интересам Гаити или Сальвадора, но журналисты очень обрадовались возможности на некоторое время отвлечься от скандала, который грозит серьезными проблемами всей бывшей обамовской администрации заодно с Мадам, поэтому весь вечерний эфир был заполнен рассуждениями о расизме и белом супремасизме Трампа. СМИ и ведущие ток-шоу, пытаясь не произносить это трамповское словечко целиком, решили его сократить до «s..hole», полагая, что опытные зрители и слушатели догадаются, о каком слове идет речь, но «s..hole» на слух звучит не менее ругательно.

Share on Facebook51Tweet about this on TwitterShare on Google+0

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *