Музей Гуггенхайма

Трамп в Давосе собрал, как водится, полный зал, и бурлящая толпа в ожидании его выступления даже немного напоминала тинэйджеров перед рок-концертом, только с той небольщой разницей, что это были не тинэйджеры, а CEO и им подобные миллиардеры. Трамп им популярно объяснил, что «America is back», и что сейчас самое правильное время в нее инвестировать, потому что «America First» совершенно не означает, что «America alone», после чего переключился на «Fake News», что было встречено звуками «бу», и историкам еще только предстоит решить, это было «бу» против СМИ или против слов Трампа, к тому же, некоторые очевидцы сказали, что зрители зачарованно слушали Трампа, а подозрительный звуковой эффект исходил, в основном, от тех журналистов, к которым этот эпитет как раз и относился.

Пока Трамп покорял Давос, СМИ не сидели, сложа руки, а тщательно пережевывали анонимную историю о том, что он в июле собирался уволить Мюллера, но так и не собрался. Журналисты, состроив подобающие этой «сенсационной» новости выражения лиц, убедительно объясняли, что одного, даже не выполненного и не совсем документально подтвержденного, желания кого-то уволить уже вполне достаточно для импичмента, к тому же, он потом еще хотел уволить заместителя директора ФБР Энди Маккейба, правда, тоже не уволил, но эту радужную картину слегка подпортили приглашенные в телевизор конституционные юристы, объяснившие, что по Конституции президент может уволить любого сотрудника своей администрации, и хотя и был прецедент в лице Эндрю Джонсона, уволившего министра обороны, называемого в то время министром войны, и оказавшегося в результате первым президентом, которому объявили импичмент, но в Сенате двух третей голосов для отстранения его от власти так и не набралось, как они ни старались, а Верховный Суд, правда, немного поздновато, постановил, что президент имеет право уволить того, кого считает нужным, и ему для этого не нужно спрашивать разрешения Конгресса.

История с перепиской сотрудников ФБР Питера Строка и Лизы Пейдж каждый день обрастает новыми подробностями, и неожиданно оказалось, что эта сладкая парочка была анонимным источником большого количества «сенсаций» в Washington Post, NY Times и Wall Street Journal и нередко пыталась исказить объективную реальность, в том числе, как выясниось, придумав слезную историю о своей сильной внебрачной любви, которую они настолько тщательно маскировали «политическими СМСками», что о любви не осталось совершенно никаких следов, зато, по странному стечению обстоятельств, оказалось, что Питер отважно влез во все животрепещущие расследования, проводимые ФБР, включая расследование почтового сервера Мадам, ее допрос, допрос генерала Флина и непосредственное участие в изобретении Русской Саги.

Эпидемия Вайнстайна-Спейси широко шагает по стране и слегка коснулась американского посла в Панаме, подавшего в отставку, не выдержав матное слово Трампа про Гаити, как попыталась было соврать NBC, но потом, правда, передумала и забрала свои свои слова обратно, объяснив, что он уже давно хотел уйти, потому что ему не нравился Трамп, но как в итоге оказалось, уволившегося все-таки из-за обвинений в «sexual misconduct». Одновременно с этим выяснилось, что Мадам во время президентской кампании 2008 года решила проигнорировать похожую историю, приключившуюся с ее помощником. Американская представительница в ООН Никки Хейли внезапно тоже оказалась случайной жертвой этой эпидемии, потому что автор бестселлера «Fire and Fury», фантастического романа о Трампе и о Белом Доме (не путать с книгой о бомбардировках во время Второй Мировой Войны), Майкл Вольф, как выясняется, активно намекал, что у Трампа с Никки любовный роман, на что Никки, отбиваясь от назойливых корреспондентов фейкнюсных изданий, гневно ответила, чуть-чуть видоизменив высказывание Билла Клинтона о Монике Левински: «I did not have sex with the President».

Жители Белого Дома регулярно обращаются в американские музеи с просьбами предоставить им те или иные экспонаты, и администрация Трампа попыталась продолжить эту традицию, обратившись в Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке с просьбой одолжить картину Ван Гога «Пейзаж со снегом», но администрация музея решила отличиться, вежливо ответив, что картина им самим нужна, но вместо нее они могут предложить прекрасно функционирующий золотой унитаз работы современного итальянского художника, назвавшего это произведение искусства «Америка», и даже прислали подробную инструкцию, как его устанавливать, но есть подозрение, что инструкция была тут же отправлена в обычного собрата этого шедевра.

Share on Facebook53Tweet about this on TwitterShare on Google+0

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *