Франкенштейн

Сенатская судебная комиссия, узнав о тесном взаимодействии Росатома с Clinton Foundation и со всей Обамовской администрацией, решила вызвать на ковер Генерального Прокурора Джефа Сешнза, чтобы узнать, почему его минюст ничего по этому поводу не делает, но поскольку чуть ли не половина членов этой комиссии работают и в сенатской разведывательной комиссии, а средний возраст этих сенаторов – порядка восьмидесяти лет, то разговор с Джефом Сешнзом практически повторил его беседу с разведкомиссией, и ему опять пришлось отвечать на вопросы о его сговоре с бывшим российским послом Сергеем Кисляком и опять, пользуясь «executive privilege», уходить от ответов на вопросы, о чем они беседовали с Трампом, когда принимали решение об увольнении бывшего директора ФБР Коми. Сенаторы, в основном, работали на зрителей, задавая длинные каверзные вопросы и регулярно выходя за рамки отведенного времени, в результате чего постоянно вступали в перепалку с председателем комиссии Чаком Грасли, требуя, как в «Что? Где? Когда?», дополнительную минуту. Сенатор Al Franken, которому предлагают выставить свою кандидатуру в президенты, а вице-президентом назначить лидера партии зеленых Jill Stein, печально известную бессмысленным пересчётом голосов в Висконсине, Мичигане и Пенсильвании, чтобы народ голосовал за Frankenstein, умудрился вывести обычно невозмутимого Джефа Сешнза из себя, пытаясь заставить его признаться, что любые разговоры с русскими – это обязательно сговор с целью обеспечить победу Трампа. Накаленную обстановку разрядило молодежное сорокапятилетнее крыло этой комиссии в лице сенатора Ben Sasse, разлившего банку Dr Pepper на Тэда Круза. Джефа Сешнза спросили, вызывал ли его на допрос главный исследователь Русской Саги Боб Мюллер, на что Генеральный Прокурор, которого его республиканские коллеги называли почему-то Генерал, смущенно улыбаясь, сказал, что по идее он не имеет права отвечать на этот вопрос, но «The answer is No». Вопросов по поводу уранового скандала почти не было, но кто-то поинтересовался, будет ли заместитель Сешнза Род Розенстин расследовать свою собственную деятельность, на что Генеральный Прокурор сказал, что Род – большой мальчик и сможет сам принять решение, не противоречащее этическим нормам минюста.

Параллельно заседанию сенатской комиссии проходило заседание разведкомиссии палаты представителей, допрашивающей при закрытых дверях представителей компании Fusion GPS, ответственной за печально известное антитрамповское досье, но даже отсутствие камер не помогло, и оба представителя ни на один вопрос не ответили, воспользовавшись пятой поправкой к Конституции.

Конгрессменша Фредерика Уилсон, известная постоянным ношением ковбойских шляп на совершенно безмозглой голове, решила наехать на Трампа, обвинив его в том, что он плохо поговорил с матерью погибшего солдата, не проявив всей гаммы полагающихся в таких случаях эмоций, но присутствие при многих телефонных разговорах Трампа его начальника администрации Джона Келли привело к резкому отпору с его стороны и обвинений демократши в наглом вранье, но демократша не растерялась и сказала, что Келли не хочет потерять работу, поэтому врет и не краснеет. Huffington Post тоже решил не отставать и придрался к словам Трампа о том, что мы наконец-то опять можем говорить “Merry Christmas”, обвинив его в том, что он объявил войну таким важным праздникам, как Halloween и День Благодарения, хотя, как заметил так называемый журналист, оранжевые бейсболки с тыквой спереди и Make America Great Again сзади трамповская избирательная кампания, тем не менее, выпускает.

Либералы внезапно тоже оказались конспирологами не хуже консерваторов, неожиданно посчитав, что на видео Трампа и Мелании вместо Мелании находится двойник, а Меланию сослали куда-то в район Ниагарского водопада, где она находится под домашним арестом в какой-то Trump Tower и будет там находиться до конца президентского срока, но несмотря на убедительные доводы и демонстрацию разной формы носа на двух фотографиях Мелании, эта красивая версия так и не вышла за рамки конспирологии, несмотря на то, что была подхвачена некоторыми когда-то уважаемыми изданиями.

Руководство футбольной лиги после длительных раздумий и совещания с владельцами клубов приняло анти-соломоново решение о том, что футболисты должны стоять во время исполнения гимна, но заставить их это делать нельзя. Телеканалы, до коленопреклонений показавшие во время гимна рекламу, но решившие, что протесты футболистов лучше рекламы, постепенно после рухнувших рейтингов и завядших протестов решили вернуться к рекламе, но народная любовь к футболу внезапно закончилась заодно с деньгами рекламодателей, и канал CBS уже на себе ощутил отсутствие денежной составляющей этой любви.

You have already voted.